Эпизод 7. Последние лучи заката

Эпизод 7. Последние лучи заката

21.02.2020

В движениях Героя чувствовалась неловкость и неудобство. Он тихо приоткрыл дверь и вошел внутрь, стараясь не издавать ни единого звука. От скрежета неровного кафеля внутри щемило. Громче старых настенных часов стучало только в висках. Но и здесь он не обошелся без своей язвительности и отметил: стены не отчищали от пыли и грязи, скорее всего, со дня открытия, в окошко, выходящее на кухню, были заметны извалявшиеся в жире сковородки, кастрюли, тарелки и прочий кухонный инвентарь, а в отдаленном углу раздраженно мигал свет светильника. Кто-нибудь осмеливался проводить здесь проверку? Кому-нибудь вообще есть дело до этого места? Самое страшное, что если кто-то и посмеет отравиться здесь, то на помощь надеяться не придется. Ближайшие станции скорой помощи находились в часе езды от кафе. Отвратительное место. Кому может нравится проводить здесь время? Разве что молодым авантюристам, колесящим по покорёженным заброшкам в поисках места для очередной мрачной, псевдоготической фотосессии. И возможно немолодым мужчинам со своими любовницами, поскольку только в таких местах риск быть пойманным с поличным снижается до минимума.

Когда Герой наконец отвлекся от размышлений, он ощутил на себе чужой взгляд. Он и забыл, что все это время официантка была здесь. Она завела руку на барную стойку, поддерживая ладонью голову, и скрестила ноги в такой манере, как это показывали в дешевых иностранных вестернах, когда Герой был еще совсем маленьким. По ее недовольному лицу было понятно, что снобизм молодого архитектора ее в крайней степени выводит из себя.

На минуту он остановился, смотря ей точно в глаза, и еле улыбнулся так, как его учила вежливость.

- Здравствуйте, - нарушил молчание Герой настолько громко и уверено, насколько ему позволили внутренние ощущения.

- Когда-то у входной двери нашего кафе висел плакат с надписью «Каждый вошедший, молодой или старый, вновь прибывший или завсегдатай, злой или радостный, - часть большой семьи», а в семье, как правило, на «Вы» обращаются редко.

- Да? А где теперь этот плакат?

Девушка задумалась, копаясь в памяти, пытаясь выудить оттуда хоть какую-то подсказку на правильный ответ и вдруг вспомнила.

- Его стащили приезжие малолетки, - быстро проговорила официантка.

- Какая…ирония, - неуверенно проговорил молодой человек.

Нависло недолгое молчание, они уставились друг на друга и спустя секунду, оба, в один голос залились громким хохотом, хватаясь за все, что попадалось под руку.

Следующие несколько часов пронеслись незаметно. Они говорили об искусстве и природе, о музыке и кино, о путешествиях и свободе, крайне редко касаясь политики и власти. Их общение было настолько легким и непринужденным, насколько могут общаться едва знакомые люди. Алиса, так звали официантку, расспрашивала молодого человека о его работе, об архитектуре и других его увлечениях. Герой же пытался понять, как столь амбициозная, мечтательная и целеустремленная по натуре девушка оказалась здесь и, очевидно, совсем не спешит уходить.

- Знаешь, - раздумывала Алиса, обводя пальцем ободок кружки, - я не люблю спешить. Всему свое время, так ведь говорят? Я не думаю, что моя работа – это потерянное впустую время. Ежедневно я встречаю и провожаю совершенно разных людей, многие из которых очень милы и приветливы. За исключением тех, кто заваливает столы чертежными бумагами и разбивает наши кружки в первый же свой визит, - проговорила она еле сдерживая улыбку, а молодой человек тем временем неловко откинулся в кресле и потер лоб, пытаясь заслонить глаза от смущения.

- Ну да…очень смешно.

Алиса не стала продолжать эту тему и заговорила о том, что давно вертелось у нее в голове.

- Все-таки имя у тебя какое-то странное…Герой.

- Да, для меня это тоже странно. Странно, что выбирая между Матвеем и Алексеем у моих родителей вдруг появился Герой, - смеясь, ответил молодой человек.

Они продолжали общаться до глубокой ночи, когда за окном забегаловки утихли все звуки окружающего, кроме карканья ворон и колыханья листвы от ветра. В самом помещении все еще слышалось громкое жужжание небольшой холодильной камеры на кухне и шипение мерцающей лампочки в том же дальнем углу. Начало сильно холодать, и Алиса принесла два серых пледа, чтобы укрыться от зимнего мороза. На столе дымился горячий чай в маленьком узорчатом самоваре, у которого они оба время от времени согревались.

- Ой а мне уже давно пора домой, - вдруг вспомнила молодая официантка, взглянув на экран мобильного телефона, - завтра тоже рабочий день.

Героя немного расстроила мысль о том, что их встреча подходит к концу, но вида он подавать не стал.

- Да точно, - ответил Герой, тоскливо понизив голос, - не уследил за временем, извини.

По губам Алисы скользнула легкая ухмылка, когда она заметила опечаленность Героя. Девушке настолько льстило внимание молодого человека, что ее ликование скрыть было практически невозможно. Но нужно отметить, что от самовлюбленной и расчетливой женщины ее отличала искренность и желание помогать людям, в особенности тем, кто потерял веру в себя и свои силы. Тем, кто, по мнению Алисы, достоин большего. Девушка не упивалась влечением Героя, она помнила, для чего его позвала.

Алиса подняла глаза на сидящего напротив молодого архитектора и, еле сдерживая улыбку, спросила: «А ты ничего не забыл, Герой?». 


Продолжение следует...